Home
über mich
Kontakt
Presse
Fotoarchiv
Archiv Publikaziy
Links
Reserve
Публицистика Интервью Полемика
 


Районка, № 6, 2005

Как дела, Михал Михалыч?

Михаил Жванецкий снова посетил Германию. Он гастролирует без свиты. У него нет стилистов и визажистов. Нет костюмеров и декораций. Никакого антуража, кроме старенького потертого портфеля, откуда Михал Михалыч достает исписанные им листки с зачеркнутыми абзацами и вписанными новыми, часто на полях- поперек страницы. Он не нуждается ни в каких спецэффектах. Ему не нужен никто, кроме зрителя. Секрет его феерической популярности и природу его обаяния объяснить невозможно. То, что от бога, не поддается раскодированию. Это-настоящий литературный талант, помноженный на актерское мастерство. И мы с удовольствием окунаемся в его глубины, приходя на выступления любимого писателя-сатирика.

-Как дела, Михал Михалыч? Пополнить наши эмигрантские ряды не собираетесь?

-На невостребованность пожаловаться не могу. Народ на мои выступления, тьху-тьху, (стучит по дереву) исправно приходит. Что касается эмиграции, то возможностей покинуть родину у меня было предостаточно. Я ими не воспользовался. Менять страну проживания нужно в молодом возрасте, когда есть шанс достигнуть на новом месте каких-то успехов или хотя бы не не упасть на дно жизни, плетясь в аутсайдерах и завидуя аборигенам. Я органически не переношу бедность.

-Вы человек состоятельный?

-Скорее, состоявшийся, так как о состоятельности у каждого – свое представление: у одних щи пустые, у других- жемчуг мелкий.

-Давайте о вашем мелком жемчуге поговорим, если вы, конечно, не против.

-Да пожалуйста! Я, разумеется, не бедствую. У меня –квартира в Москве и дом в Ливадии. Есть машина. Мой любимый Мерседес, как вы, наверное, читали в прессе, угнали. До сих пор ищут… Как-то на вопрос журналиста: Почему вы ездите на Оке, а не на Мерседесе? Роман Карцев ответил: Потому что Мерседес украдут, а Оку нет. Она никому не нужна, да и мне тоже. Рациональный подход. Нельзя в бедной стране безнаказанно оставаться богатым. Вот нельзя и все!

-Как-то вы сказали коpеспондентам "Вашингтон Пост: Оптимистов в стране не осталось, только я! Судя по всему, Россия лишилась последнего оптимиста…

-А что делать? Многие лучшие люди уехали из страны. Одних одесситов двести тысяч эмигрировало! Земляки рассеялись по миру, а я езжу за ними следом. Куда они – туда и я.

-Цитата из Вас: Мы сейчас имеем дело с опущенной публикой! Что вы имели ввиду?

-То, что мы сами нашу публику опускали, сами пpиучили ее к таким шуткам, когда слово деpьмо стало ноpмальным, слово "тpахаться" стало ноpмальным. Такой публики, которая была при СССР, больше нет. Мы слишком легко расстались со многими талантливыми людьми, дали им возможность уехать. На их месте пока никого не появилось. И пока нет такого зрительского жюри, артист опускается. Высокое качество юмора ушло с теми, кто уехал. Либо они вернутся, либо вырастут новые, которые останутся здесь. Они-то и станут следить за качеством и просто не придут на концерт, просто не поздороваются. И когда наших телеюмористов это начнет задевать, мы станем свидетелями улучшения качества юмора. А пока рыночная экономика в лице бездарных артистов выходит навстречу с такой же публикой, когда весь зал смеется, и вы видите огромное количество золотых зубов.

-Ну ваша-то публика, Михал Михалыч, как раз дебилизмом не страдает.

-Согласен. Я уже как-то говорил о том, что, зрителя у меня поменьше, чем, скажем, у Задорнова, зато он более продвинут. У меня он - как Швеция, а у него - как Индия.

- Завидуете ли вы кому-нибудь?

-Бывает. Когда ощущаю чужой успех. Как-то на концерте слушал рассказы Альтова в исполнении Гены Хазанова и весь обзавидовался. Даже боялся после него выходить на сцену.

 -А вам коллеги завидуют?

-Очень на это надеюсь. У каждого творца число завистников должно расти прямо пропорционально качеству его работы. Не завидуют только бездарным. В нашем обществе зависть можно считать самым искренним выражением признания.

-Скажите, Михал Михалыч, как вы творите?

-Для меня главное- засадить себя за письменный стол. Засел- начинаю письменно жаловаться на жизнь. После того, как зазвучат аплодисменты, к процессу каплями добавляется тщеславие. Дальше я продолжаю жаловаться, включая в свой репертуар жалобы других людей. Так на свет появляются сатирические миниатюры. В общем, схема такова: сначала вы смешите меня, и я свои наблюдения заношу на бумагу. Потом этим же я смешу со сцены вас. Такой, знаете ли, смехокруговорот.

-Когда вы чувствуете себя счастливым?

-Когда на концерте раздаются длительные овации, и зрители аплодируют, стоя.

Когда есть возможность вместе с женой и сыном погреться на солнышке, покупаться в море. К сожалению, это бывает нечасто. Две трети жизни я провожу в Москве и только одну треть дома, в Одессе.

-Митя с возрастом становится все больше похож на вас.

-Лучше бы он был похож на Наташу. Она у меня- красавица. И умница, к тому же. Толково занимается домом. Все акции домашнего хозяйства я отдал в ее руки.

-Геннадий Хазанов в беседе со мной жаловался на то, что окружающие постоянно ждут от него каких-то хохм и обижаются на его нежелание быть в центре внимания компании. Вы тоже написали в своей книге: Чужой юмор не понимаю: в компании лучше не приглашать. Неужели все сатирики-юмористы в личной жизни-мрачные типы?

-Не буду вещать за всю Одессу, но конкретно я в личной жизни стремлюсь к покою. Не могу быть весельчаком в компаниях, так как бесконечно себя расходую. Думаю, многие мои коллеги чувствуют то же самое.

 -Михал Михалыч, вы пользуетесь такой популярностью, что ее без преувеличения можно назвать славой. Как живете под ее бременем? Фанаты не достают?

-Давайте, Таня, сразу определимся с понятиями: популярность- это когда много друзей, а слава- это когда много врагов. Исходя из количества последних, я нахожусь на стадии популярности. Что касается моих поклонников, то, видимо, они -интеллигентные люди: не докучают.

-В последнее время вы мало пишете…

-Я не мало пишу, а коротко. Да и то потому, что тщеславен и люблю частые аплодисменты.

Писатель-романист их слышит раз в полгода-год, а я- после каждой миниатюры.

-Как вы относитесь к критике?

-Профессиональной критики у нас сейчас не существует. А к непрофессиональной не отношусь никак. Впрочем, когда вас критикуют, это-намного лучше, чем когда вас игнорируют.

-Любите ли выступать перед эмигрантами?

-А как же! Вы тоскуете по родине, а я на вашей ностальгии паразитирую. Приезжая к вам, я отдыхаю, как в тылу. Потом снова возвращаюсь на линию огня,  где любой может тебя ограбить, избить - и никто никого не найдет. У нас сейчас- полная  свобода. Не путать с демократией, которая предполагает существование законов, правоохранительных органов, защиту людей. А у нас - свобода... Как в лесу, как в тропиках, в джунглях. Пиши, говори, что хочешь, бей, кого хочешь, получай пулю, сам стреляй... Большинство людей готово вернуться назад. К пайкам, колючей проволоке - но к чему-то гарантированному. Этих людей можно понять. Многие голодают, в помойках роются...

-А сами в политику поиграть не пробовали? Некоторые ваши коллеги с удовольствием заседают в парламенте. Представляете, сколько материала для своих сатирических миниатюр вы могли бы там почерпнуть.

-Ну удовольствие это, положим, сомнительное. А политик, как правило, - человек, с воловьими нервами, немножко опущенным лбом; умеющий врать и обещать то, чего никогда не сделает. Он понимает, что врет, и все вокруг понимают, что он врет. А я так не могу. К тому же, политики- люди с комплексами, у которых, может быть, с женщинами отношения не сложились; возможно, не удалось занять какое-то свое место в хорошей профессии. Но вести за собой людей куда-то, и врать им при этом, - не представляю...

-Михал Михалыч, до Германии докатились слухи, что Вас в России возвели в ранг секс- символа. Это правда?.

(смеется).

-Сейчас поведаю вам эту историю. 28 февраля радиостанция Серебряный дождь провела среди российских женщин опрос на тему: От кого вы бы вы хотели иметь ребенка?. Представьте себе, большинством голосов производителем потомства был избран ваш покорный слуга. Я оказался на первом месте, обойдя Олега Янковского, Диму Харатьяна, Максима Галкина, многих признанных красавцев. Даже нашего Президента Владимира Владимировича Путина. И это, невзирая на рост, вес, национальность и возраст. Нет, наши женщины таки куда умнее мужчин.

-Кстати, о возрасте. Вы согласны с Эльдаром Рязановым, что осень жизни, как и осень года, надо благодарно принимать?

-Безусловно. Особенно, если учесть, что средняя продолжительность жизни в России для мужчин- 58 лет. С возрастом, мне кажется, в нашу жизнь приходит что-то хорошее, ты приобретаешь вкус в одежде, в мыслях, в стиле, который не может появиться в молодые годы. Я наслаждаюсь своим возрастом, ибо наконец приобрел спокойствие и благородство. Перестал суетиться и стал сейчас лучше, чем тридцать лет назад. И я очень рад, что жив Эльдар Рязанов, который старше меня. Это успокаивает, так как между мной и вечностью еще кто-то стоит.

-Спасибо вам большое за беседу. Приезжайте к нам почаще! Мы вас очень любим.

-Немудрено. Как бы вам ни было плохо, вы должны нас, приехавших оттуда, обожать, ведь мы приободряем вас, показывая, что если даже в эмиграции жизнь неважная, то в России она еще хуже. Так что, вам всегда будет приятно на душе, и мы будем помогать вам в этом.