Home
über mich
Kontakt
Presse
Fotoarchiv
Archiv Publikaziy
Links
Reserve
Публицистика Интервью Полемика
  "Районка", №5 2005

Эммануил Виторган: Мне грех жаловаться на судьбу

 

В декабре минувшего года известному артисту театра и кино Эммануилу Виторгану исполнилось шестьдесят пять лет. Поверить в это трудно, ибо его дворянская стать, оптимистическое восприятие жизни, потрясающее чувство юмора и, наконец, молодая очаровательная супруга, сбрасывают народному любимцу лет пятнадцать, не меньше. Воистину права поговорка: Мужчине столько лет, сколько он заслуживает. А заслужил Эммануил Гедионович не только непреклонный возраст, но и звание народного артиста России, всенародную любовь и постоянную профессиональную востребованность.
Ну, кто же из нас не помнит его ролей в фильмах Кортик, Благочестивая Марта, Чародеи, Понедельник начинается в субботу, И это все о нем…, Ларец Марии Медичи, Тревожное воскресенье, Кодекс бесчестия? Экранных работ на счету артиста Виторгана более ста. А сколько удачных театральных работ! Он истинно народный артист. Более того, интернациональный, ведь его помнят, любят, как в ближнем, так и в дальнем зарубежье. Например, у нас, в Германии, где он время от времени бывает в гостях у своей тещи.
 

- Скажите, Эммануил Гедионович, над чем Вы сейчас работаете?

- Над двумя спектаклями: Спуск с трассы по Артуру Миллеру и Трио - истории любовного треугольника, сложившегося между великим Робертом Шуманом, его супругой Кларой Вик и не менее великим Йоганом Брамсом. Недавно в театре Маяковского, где я служу уже двадцать первый сезон, состоялась премьера спектакля Глава вторая. Я сыграл там Джорджа Шнайдера. Для меня пьеса интересна тем, что ее содержание полностью отражает последние четыре года моей собственной жизни.  

- Имеются ли у Вас собственные проекты сродни Шаману с Бродвея?

- Знаете, Таня, режиссура - это совершенно иная специальность, и я крайне редко беру на себя наглость заниматься не своей профессией. Есть у меня одна задумка, которую хотел осуществить в этом году, но так был занят в театре и на съемочных площадках, что просто не нашел времени. А идея такова: хочу поставить Антигону, некий конгломерат пьесы, написанной Софоклом еще в четвертом веке и ее варианта, созданного уже в двадцатом  веке. Собираюсь выступить не только в роли режиссера-постановщика, но и сыграть Царя. Намерен сделать это после Нового года.  

- Мне кажется, в последнее время в российских театрах ставят в основном зарубежную или отечественную классику. Это - кризис современной драматургии или я придираюсь к репертуару?

- К сожалению, Вы правы. На большинстве театральных подмостков господствует классика. Например, Чайка и Вишневый сад одновременно идут в нескольких московских театрах. Дело в том, что современные российские драматурги в связи с различными печальными событиями в стране никак не могут настроиться на нужную волну.  

- А что новенького у Вас в кино?

- Последняя картина, в которой я был занят - российско-американский исторический фильм Бедная Настя, состоящий из ста двадцати двух серий. Сейчас ко мне поступило много различных предложений, но мы, актеры, народ суеверный, и до запуска фильма стараемся не говорить об этом вслух, чтобы не сглазить. 

- Кстати, о суевериях. Выходя на сцену, Вы придерживаетесь каких-либо особых примет: поплевать куда-нибудь или постучать по деревяшке?

- Нет. Я из тех, кто из духа противоречия обязательно станет переходить дорогу, если ее только что перебежала черная кошка. 

- В чужие театры ходите?

- Хожу. Вот недавно у замечательного режиссера Петра Наумовича Фоменко посмотрел  спектакль Три сестры. Получил большое удовольствие. 

- Если бы Вам пришлось делать выбор между театром и кино, на чем бы Вы остановились?

- Конечно, на театре. Театр - это мой дом, а кино - подарок судьбы, за который я ей очень благодарен. При всей зависимости профессии киноактера, лично мне просто везет на  постоянную востребованность. 

- Слово везение подразумевает разовую акцию, а у Вас ведь - более ста фильмов. Получается, что Вам всю жизнь везло.

- Совершенно верно. Я вообще - очень везучий человек. Мне повезло на потрясающих родителей. Я был трижды женат, и все жены - просто замечательные женщины. У меня - чудные дети и внуки. Я получил ту профессию, о которой мечтал. Имел счастье общаться с гениальными педагогами и партнерами по сцене и съемочной площадке. Никогда не страдал от творческих простоев, а потому было бы грешно жаловаться на судьбу.  

- Как дела у Вашего сына Максима? Он, по-прежнему, служит во МХАТе им. Чехова у Олега Табакова?

- Да. Максим плотно задействован в репертуаре и зарабатывает куда больше, чем его отец, народный артист. Кроме того, он работает на радио и телевидении как режиссер.  

- Как Ваши внуки воспринимают Вас на экране?

- Даня еще маленький, ему - четыре. Он только мельком может что-то увидеть и бежит играть дальше, а девятилетняя Полинка всегда звонит и говорит: Эммочка, ты сейчас - на экране, я тебя смотрю. Мои внуки - театральные дети. (Невестка Эммануила Гедионовича, Виктория  Верберг - артистка московского ТЮЗа). Для них - родные люди на сцене - вещь обыденная. 

- Вы читаете прессу о себе или Вам это по барабану?

- Именно по барабану. Когда я был помоложе - хватался за каждую рецензию в надежде, что мне укажут на мои промахи. А там, как правило, были либо елей, либо огульное охаивание спектакля. Толковой критики уже давно нет. С уходом из жизни настоящих мастеров, к которым мы прислушивались, наступил кризис жанра. Многие рецензии пишутся очень злобно, а ведь актеры в свою работу вкладывают адский труд. Сегодня мне совершенно наплевать, что обо мне напишут по поводу фильма или спектакля. Я достаточно опытен и отношусь к своей профессии с колоссальной ответственностью.  

- Из несыгранного что-то еще грезится?

- Вроде бы, нет. Я достаточно переиграл в своей жизни. Гамлета, правда, не удалось. Но эту станцию, в силу возраста, я уже давно проехал. 

- Но остался еще Король Лир...

- (Смеется). Если какой-то режиссер рискнет предложить мне Лира, уверяю - он не пожалеет. 

- Вам не обидно, что так поздно получили звание народного артиста?

- Нет. Мы с моей покойной супругой Аллочкой Балтер никогда ни на что не претендовали и ничего для себя не требовали. Даже свой первый ордер на квартиру получили в сорокалетнем возрасте, отыграв огромное количество главных ролей в театре и кино. Мы всегда производили впечатление очень обеспеченных людей, у которых есть все, в том числе и звания. Слава богу, что в момент присвоения нам народных, были живы наши родители, успевшие порадоваться этому факту. 

- В своей жизни Вы переиграли огромное количество негодяев, но любимым для Вас навсегда остался уголовник Заварзин из сериала И это все о нем. Я не ошибаюсь?

- Вы правы. За эту роль я очень благодарен судьбе. В ней мне надо было до чего-то дотянуться, а не вытягивать что-то из нее. В образ Глеба мне удалось внести какую-то изюминку. И автор одноименного романа, сценарист Виль Липатов, посмотрев еще сырой материал фильма, сказал мне: Эм, ты знаешь, при переиздании романа я обязательно кое-что внесу в образ Заварзина из того, что сделал ты. Что же касается отрицательных ролей, то сценаристы негодяев обычно выписывают ярче и точнее, чем положительных героев. Поэтому играть их значительно интереснее.  

- Приходилось ли Вам сниматься в рекламе?

- Дважды. Первый раз я рекламировал очень красивую мебель. Видимо, достаточно убедительно, так как все были уверены, что она стоит у меня дома. Второй раз меня попросили поучаствовать в рекламной акции Алкостоп, целью которой было приостановление алкоголизма. 

-А какое отношение имеете к алкоголизму Вы? Логичнее было бы предложить эту миссию какому-нибудь завязавшему алкоголику.

- Полагаю, что организаторы акции были уверены в том, что именно моему призыву: Ребята, дорогие, остановитесь - примите это лекарство! люди поверят.  

- Есть ли фильмы, посмотрев которые, Вы пожалели, что не сыграли в них?

- Когда я был студентом четвертого курса Ленинградского театрального института, меня пригласили на пробы в фильме Человек-амфибия, в результате чего я был утвержден на главную роль Ихтиандра. Но из-за съемок мне пришлось бы на год прервать обучение и расстаться с обожаемым мною руководителем нашего курса Борисом Вульфовичем Зоном. После мучительных раздумий я отказался от роли, которую потом успешно сыграл Владимир Коренев. Но я вовсе не жалею о принятом тогда решении.  

- Когда смотрите свои фильмы, не возникает ли желания что-то изменить в уже сделанной работе?

- Безусловно, у меня возникают претензии. И не только по отношению к себе, но и к работе оператора или монтажера. Но желания что-то изменить нет. Я же не сумасшедший, чтобы желать невозможного.  

- Раздражает ли Вас узнавание на улицах?

- Когда был моложе, приставание раздражало. Сейчас - нет. Так получилось, что за последние два года я потерял самых близких мне людей: маму, папу, жену. И произошла некая переоценка. Я стал спокойнее, мудрее и благодарен людям, за то, что они знают и помнят меня.  

- Вы водите автомобиль?

- Никогда не водил. Я очень нервничаю за рулем. Меня всегда возили жены. Правда, однажды на съемках пришлось изображать водителя. При этом вокруг было полным полно  гаишников, кричавших в громкоговорители: Все - в сторону!. Так я проехал несколько метров.   

- Знаю, что Вы много работаете на радио.

- О, я безумно люблю этот жанр. Радиопостановки предоставляют актеру широкое поле для  импровизаций. Недавно озвучил совершенно бесподобный мультфильм Незнайка и Баррабасс. Получил огромное удовольствие.  

- На что Вам не жалко тратить деньги, а на что жалко?

- (Смеется). У меня, Таня, очень странные отношения с деньгами. Я в них ничего не понимаю. Всю жизнь отдавал заработанное женам, даже заначки никогда не имел. Я, конечно, могу сходить в магазин, но, слава богу, это бывает крайне редко. Предпочитаю поднести супруге сумки с покупками, могу постирать, погладить, приготовить ужин. 

- Короче, Вы - идеальный муж?

- Разумеется. Все мои жены были мной довольны. Никто не жаловался.

- Расскажите подробнее о Вашей нынешней супруге. Ирина, кажется, на двадцать лет Вас моложе?

- На двадцать три. По образованию Ирочка - альтистка. Она - потрясающая бизнес-вумен. Занимается созданным ею театральным агентством, которое работает очень успешно. Ирочка очень внимательный и добрый человек, всегда готовый прийти на помощь нуждающемуся. Ее мама, сестра-близняшка и племянница живут в Берлине. Мы любим бывать в Германии, но удается это нам не так часто, как хотелось бы. 

- Мыслей об эмиграции никогда не возникало? Не было проблем из-за пятой графы?

- Да были, конечно, как, наверное, у любого еврея. Но не настолько сильные, чтобы желать покинуть страну. А потом ведь моя профессия такова, что реализовать себя в полной мере  можно только на родине. Со сцены нужно говорить не языком улицы, а хорошим литературным.  

- Реплика Вашего героя из новогодней комедии Чародеи главное, чтобы костюмчик сидел стала крылатой. Кто шьет Ваши собственные костюмчики, ведь Вы в театральном мире слывете модником и франтом?

- У меня есть замечательный приятель - Алик Зингер, прекрасный модельер, работающий в США. Время от времени он появляется в Москве и сразу же предлагает сшить мне новый костюм. Иногда покупаю одежду за границей. А вообще, в этом вопросе мне везет. Рядом со мной всегда находится женщина с безукоризненным вкусом, вместе с которой я и приобретаю обновки. Сам в магазинах не бываю - у меня на них аллергия. Только подхожу ближе - сразу начинает болеть голова. 

- Глядя на Вашу фигуру, трудно поверить, что Вас когда-то дразнили Бочканом. Вы занимаетесь спортом?

- Нет. Более того, последние пятьдесят лет даже зарядки не делаю. У меня конституция, не позволяющая кардинально поправляться.  

- Кстати, о весе. Кто-то из моих московских коллег как-то писал, что Ирине, чтобы стать Вашей женой, пришлось за три месяца похудеть на двадцать килограммов!

- Бред! Во что бы она превратилась, если бы похудела настолько? Ваши коллеги просто переврали мою шутку: Ирочка, похудеешь - женюсь!. Она и похудела... на два килограмма. Я добросовестно женился, а она обратно поправилась. Потом в прессе к этим двум килограммам взяли и прибавили нуль.  

- Скажите, Эммануил Гедионович, какой комплимент Вам наиболее приятен?

- (Смеется). В моем возрасте лучшим комплиментом является реплика: Привет, дружище! Рад, что ты еще жив!. 

- От имени всех читателей Районки, поздравляю Вас с юбилеем. Здоровья Вам, творческих успехов, семейного благополучия. Мы рады, что Вы не просто живы и здоровы, а продолжаете радовать своих поклонников новыми запоминающимися ролями. Приезжайте к нам почаще. Мы Вас любим и ждем!