Home
über mich
Kontakt
Presse
Fotoarchiv
Archiv Publikaziy
Links
Reserve
Публицистика Интервью Полемика
 

 Радуга № 12, 2004

Юлия Меньшова: Не могу представить себя вне родины

 Представлять нашему читателю актрису Юлию Меньшову нет никакой необходимости. Даже те, кто покинул страну четверть века назад, запомнили ее личико, мелькнувшее на фотографии, висевшей в спальне главной героини легендарного фильма Москва слезам не верит. Там ее, совсем кроху, держит на руках мама, Вера Алентова, исполнительница роли Кати Тихомировой, ставшей для целого поколения советских женщин примером для подражания.
   
Промелькнут годы и девочку с фотографии, уже ведущую одной из самых популярных передач канала ТВ-6 Я сама, станут называть подружкой всех женщин нашей страны, пушистой леди с железным характером, секс-символом России. Наряду с другими идолами молодежи, Юля станет minor cult, что в переводе с языка американских киноведов означает та, которой хочется подражать. Девушки будут стричься под Юлию Меньшову, копировать ее речевую манеру, срисовывать фасоны нарядов актрисы. После Я сама появится передача Продолжение следует, которая, благодаря популярной ведущей, будет собирать у голубых экранов чуть ли не половину женского населения страны. Юлия станет лауреатом премии ТЭФИ и дважды мамой. У нее появятся новые театральные и киноработы, например, Вера, одна из четырех главных героинь нашумевшего телесериала Бальзаковский возраст или Все мужики -сво....  Об этом фильме сейчас много пишут. Еще больше говорят. Именно с его обсуждения  и началась наша беседа с Юлией Меньшовой.   

 

-Злые языки утверждают, что Бальзаковский возраст- это жалкая пародия на Секс в большом городе. Что вы, Юля, думаете по этому поводу?

-Безусловно, эти фильмы перекликаются. В них есть общий драматургический прием: наличие четырех подруг, обсуждающих между собой события своей личной жизни. В остальном же наш фильм абсолютно не похож на Секс в большом городе. Он рассчитан на российскую ментальность, и в самом способе изложения не имеет никаких пересечений с популярным американским сериалом, который мне бесконечно нравится. Фильмы представляют абсолютно разные жанры. Секс...- это серьезная история, ироничная мелодрама, а у нас- гротескная комедия. Так что, злые языки заблуждаются.

-Как вам работалось над этой картиной?

-Легко и приятно. Мне очень нравится и драматургический материал, и мои партнерши по фильму: Алика Смехова, Лада Дэнс и Жанна Эппле. За полтора года съемок мы стали приятельницами, и потому приятно будет  снова встретиться, ведь сериал еще не окончен: снято только 12 серий.

-Нравитесь ли вы себе на экране?

-Не всегда. Роли, исполненные мной в юном возрасте и сразу после окончания института, несколько экстерьерны. Как правило, это- девушки, в которых влюблялся главный герой. В общем-то, скучные актерские работы, крайне ограниченные в средствах выражения. Но в Бальзаковском возрасте я себе нравлюсь, потому что это- острохарактерная роль.

-Вы, интересная, самодостаточная, успешная женщина, сыграли роль серой закомплексованной разведенки, которая никак не может повторно выйти замуж...

-Чем роль полярней моему собственному характеру, тем для меня интересней актёрская задача.

-Юля, и вы, и ваши экранные партнерши, играете тридцатилетних женщин. Почему же фильм носит название Бальзаковский возраст?

-То, что понятие бальзаковский возраст относится к женщинам после сорока пяти, - ошибка нашего общего сознания. На самом же деле, Бальзак, творя свои романы о женщинах, имел ввиду именно тридцатилетних. Мы даже поспорили по этому поводу с нашим сценаристом Максимом Стишовым, и он с помощью первоисточника доказал нам, что все мы: Лада, Жанна, Алика и я- дамы бальзаковского возраста.

-Как вы себя ощущаете в этой ипостаси?

-Замечательно. На днях мне исполнилось 35, и я не испытываю по этому поводу ни малейших комплексов.

-Не так давно вы побывали на Кинотавре. Были ли на фестивале кинокартины, которые вы оценили высшим баллом?

-Многие мои коллеги очень хвалили фильм Павла Чухрая Водитель для Веры, но мне его увидеть не удалось. Меня же потрясла замечательная картина Сергея Урсуляка Долгое прощание по повести Юрия Трифонова. К сожалению, этот фильм жюри не отметило никаким призом.

-Какая из кинематографических работ ваших родителей вам нравится больше всего?

-Трудно что-то выделить. Мне все родительские работы нравятся по-разному. Я ведь помню их не только, как некое творческое достижение, а и как определенный этап жизни своей семьи. Знаю, что мама с папой ежегодно по нескольку раз пересматривают Москва слезам не верит, так как фильм крутят многократно на всех каналах.

-В Бальзаковском возрасте вы впервые снимались вместе с собственными родителями, сыгравшими ваших экранных отца и мать. Насколько сложно работать на одной съемочной площадке с родными людьми?

-Не сложнее, чем с любыми другими артистами, мы ведь не воплощаем на экране наши семейные отношения, а играем совершенно других персонажей.   

-Как освоились Вера Валентиновна и Владимир Валентинович с ролью бабушки и дедушки? Зовут внуков на дачу с рыбалкой, собиранием грибов и ягод на варенье? 

-Дачи у нас просто нет, поэтому соответственно нет и ни варенья, ни рыбалки. Кроме того,  родители- люди, по-прежнему, занятые, много работают и с внуками видятся редко: в основном, по праздникам. Но, несмотря на это, испытывают к ним нежнейшие чувства, и роль бабушки и дедушки им очень нравится.

-Юля, вас родители строго воспитывали?

-Довольно строго. Причем, мама была куда строже папы. Я была вышколенным и, как мне сейчас кажется, в целом, беспроблемным ребенком.

-Когда-то на вопрос: Чего вам в жизни не хватает? вы ответили: Второго ребенка и свободного времени. На сегодняшний день первое у вас имеется. А как со вторым? Трудно совмещать воспитание детей с успешной карьерой?

-Да нет, я ведь очень хотела детей, и в общем-то заранее отдавала себе отчет  в том, что трудности будут обязательно. Я была к ним готова. Дети- это главное в жизни, и когда есть эта точка отсчёта, то все сложности воспринимаешь не так остро, потому что понимаешь во имя чего эти сложности.  

-А сами вы- строгая мама?

-С первым ребенком была менее строгой, чем сейчас с ними обоими. С годами я стала спокойнее, мудрее, опытнее. Пришло понимание того, что нельзя идти у детей на поводу. Что мне тоже нужны силы и свободное время. Надо и книжку почитать, и телевизор посмотреть, и о чем-то подумать. Пока у меня был только Андрей, которому сейчас уже 7 лет, я даже мыслей таких не допускала, полагая, что это- эгоизм. Теперь же, после рождения Таси (ей сейчас 1 год), понимаю, что это- здоровый эгоизм, и он  просто необходим матери, иначе она из женщины превратится в мокрую курицу. А дети очень быстро чувствуют ситуацию и мгновенно садятся на шею. Чем меньше они испытывают ограничений, тем меньше тебя ценят и уважают, потому что ты превращаешься в обслуживающий персонал, готовый  в любое мгновение исполнить их пожелания. И я потихоньку стала вводить ограничения. Раньше мне казалось невозможным произнести: Я тебе сегодня не почитаю, потому что сильно устала. А ведь это- довольно серьезное основание, ибо я тоже являюсь достаточно большой ценностью и должна быть с утра бодрой и отдохнувшей.

-Мысли об эмиграции вас никогда не посещали?

-Никогда . Мне хорошо в России, в своем городе. Россиянам, как мне кажется,  вообще не присуще ощущение себя гражданами мира, которое есть у любого европейца. Я разделяю мудрость поговорки: Где родился, там и пригодился и точно знаю, что нигде в мире я не буду так востребована, как в своей стране, и нигде мне не будет так хорошо, как дома. Да, с точки зрения цивилизованного отношения к своим гражданам, Россия пока не совершенна, меня многое и раздражает и возмущает, но надеюсь, что сдвиги будут происходить, и в любом случае не принимаю позицию людей, исповедующих по отношению к стране теорию: Пусть она  сначала изменится, а потом я буду её любить. Россия состоит из нас всех, и все недостатки, которые мы так яростно ненавидим, в какой-то степени есть в каждом из нас.

-Юля, вы очень редко даете интервью, не любите говорить о своей личной жизни, не особо жалуете журналистскую братию. С чем это связано?

-С тем, что мне нередко приходилось читать о себе в желтой прессе вещи, не имеющие ко мне ни малейшего отношения. Не люблю, когда папарацци беспардонно лезут в мою личную жизнь, и за неимением возможности почерпнуть что-то от меня, начинают фантазировать в меру своей находчивости и испорченности.

-А вот Катрин Денев убеждена: Если личная жизнь актера не интересует публику, это никакая не звезда. До тех пор, пока ажиотаж вокруг твоего имени не спал, можно быть спокойным.

-Каждому- свое. Лично я не нуждаюсь ни в каких рекламных ходах, и меня невероятно раздражает ахинея, которую я с изумлением читаю о себе в бульварных изданиях.

-Так подайте на них в суд!

 -А смысл? Даже если будет доказано причинение морального ущерба, газета выплатит мне не более трех тысяч рублей, получив взамен мощную рекламную кампанию.

Если бы у нас была совершенная законодательная система, я могла бы спокойно пойти в суд и защитить свое человеческое достоинство, взыскав с обидчика приличную сумму. А пока ее не существует, я борюсь с оболгавшими меня изданиями  собственными методами: заношу их в черные списки и никогда, ни при каких обстоятельствах не разговариваю ни с одним их представителем. Никакие доводы о том, что в газете сменился редактор, а журналист, написавший ахинею, давно уволен, на меня не действуют. В определенном смысле это- сатисфакция.

-В одном из интервью Маша Арбатова сказала, что ушла из передачи Я сама из-за вашего сложного характера. Чем же вы, Юля, так обидели главную феминистку России?

-У Маши было много версий ухода из передачи. На самом же деле ее просто не устроили предложенные каналом финансовые условия. Причем, ушла она за 11 дней до начала съемок нового блока программы. Удар был довольно чувствительным. Ведь заменить Машу было невозможно- она была совершенно блестяща в своей роли. На это и был расчет. Маша была уверена, что в условиях цейтнота мы будем давить на руководство канала, и оно выполнит ее требования. Мы же пошли другим путем: просто перестроили программу. Я не приемлю шантажа ни в каком виде.

-Ходили слухи, что телезрители затерроризировали канал звонками с просьбой вернуть Машу в передачу...

 -Звонки были, но другого содержания и до ухода Марии Арбатовой. Люди жаловались на то, что она в своих комментариях сильно перегибает палку, нарушая этические принципы. Вся съёмочная группа пыталась разъяснить Маше, что человек, пришедший к нам в программу, пережил свою жизненную трагедию, которая, ей, может быть, и не близка. Что он  может казаться ей недалеким, глупым, но,  когда все это выходит на большой экран, надо помнить, что этому человеку нужно, возвратившись в свой город, жить дальше. А потому нельзя его унижать принародно. Маша всегда была безупречно умна, блестяще разбиралась в сути проблемы, но форма ее высказываний все чаще зашкаливала за дозволенные рамки.  На замечания она не реагировала. Вот тогда-то и начался шквал звонков от телезрителей.

-Ток-шоу Я сама прожило на экране 7 лет. Продолжение следует не уступало ему по рейтингу, однако, просуществовало совсем недолго. Почему? 

-НТВ не продлил с нами контракт. И это было правильным решением. К этому моменту, и я уже несколько устала от формата ток-шоу, и сделать остановку было просто необходимо.

-В одном из интервью вы негативно отозвались о современных ток-шоу, в частности, о работе ведущего Окон Дмитрия Нагиева. Не изменили ли вы на сегодняшний день своего мнения?

-Сам Дмитрий- очень обаятельный и талантливый человек, а вот содержание ток-шоу Окна- совершенно непонятная для меня мера вкуса. Наше телевидение вообще находится в кризисном состоянии. Все его жанры уже освоены, и чувствуется острая нужда  в новых идеях. Долгое время советское телевидение выживало за счет крайней неосведомленности нашего зрителя. В то время, когда Запад экспериментировал, развивая разнообразные жанры, наше телевидение, кроме культурно-познавательной информации, ничего не давало. Не существовало и развлекательных шоу. Мощный рывок в развитии российского голубого экрана произошел в первое послеперестроечное десятилетие: появились новые жанры, интересные передачи. На сегодняшний день наше телевидение - снова в стадии застоя, а зритель ждет нового, качественного продукта, рожденного на отечественной почве, а не скопированного с западных программ.

-Есть ли на российском телевидении ток-шоу, которые вам нравятся?

-Пожалуй, только- ежедневное ток-шоу на НТВ Принцип домино с Еленой Ханга и Еленой Ищеевой. Авторы не ищут скандалов, обсуждают злободневные проблемы, приглашают интересных людей.

-Юля, как вы относитесь к тому, что вас называют секс-символом России? Это раздражает или доставляет удовольствие?

-Раздачу подобных титулов считаю очередным развлечением прессы. Я отдаю себе отчет в том, что это- публичные игры, результат популярности. Читая о себе нечто подобное, никогда не теряю голову. Знаю, что моя популярность не связана с какими-то невероятными талантами или немыслимой красотой, хотя отношусь к себе с любовью и уважением и полагаю, что все эти достоинства во мне присутствуют. Популярность телеведущего крайне проста: если твоя программа выходит хотя бы раз в неделю, успех и узнаваемость тебе обеспечены, независимо от того, хорош ты или плох.

-Приходилось ли вам пользоваться своей популярностью в корыстных целях?

-К известному человеку во всех учереждениях априори относятся доброжелательно. Если ты куда-то приходишь по делу, тебе сразу же готовы помочь. Нет необходимости объяснять- кто ты. Так что, если инспектор дорожного движения меня отпускает, я ему  благодарна. Если нет- исправно плачу штраф.

-Вы уверенно чувствуете себя за рулем?

-Более чем. Автомобиль вожу уже восьмой год. За рулем своего Ниссан-Максима чувствую себя весьма комфортно.

-За что же вас штрафуют?

-За нарушения, конечно. В Москве все нарушают правила. У нас совершенно  чудовищное движение. Пробки на дорогах страшнейшие. Если не нарушишь, два часа будешь стоять в заторе. Вот и ныряешь в ближайший переулок, чтоб успеть на работу.

-Юля, ваша героиня из Бальзаковского возраста все никак не встретит на своем пути настоящего мужчину. Каким, по вашему мнению, должен быть этот НАСТОЯЩИЙ мужчина?

-Полагаю, он должен быть интересным человеком, личностью, у которой можно чему-то научиться, рядом с которой не перестанешь удивляться и все время будешь развиваться, а не только тупо вести общее хозяйство.

-Каковы ваши ближайшие творческие планы?

-С сентября продолжаю сниматься в сериале Бальзаковский возраст. В это же время должен запуститься еще один фильм, в котором я буду играть. Сейчас веду переговоры относительно нового телевизионного проекта. Названий пока указывать не буду. Я не особо суеверна, но имею привычку не обнародовать вещи, находящиеся в процессе переговоров.

-Огромное вам спасибо за интервью. Успехов вам во всех ваших начинаниях.