Home
über mich
Kontakt
Presse
Fotoarchiv
Archiv Publikaziy
Links
Reserve
Публицистика Интервью Полемика
 

Районка, №8, 2005

Таких вот берут в космонавты! 

          Интервью с первым немецким космонавтом Зигмундом Йеном 

      Биографическая справка

 Зигмунд Йен. Родился в 1937 году в Моргенрёте- Раутенкранц (Южная  Саксония) в семье рабочего лесопильного завода. После окончания профессионального училища приобретает специальность работника типографии. В 1955 году становится курсантом офицерской школы пилотов. В 1970-м  успешно заканчивает советскую Военно-воздушную академию им. Ю.А.Гагарина в Монино. В 1976-м в рамках программы Интеркосмос отбирается в космонавты, а с 26 августа по 3 сентября 1978 года вместе с командиром корабля ветераном советской космонавтики Валерием Быковским осуществляет космический полет, длившийся около 8 суток. 

В ГДР Зигмунд дослужился до генерал-майора, и после увольнения из армии в 1989 году стал работать представителем немецкого космического агентства (DLR,) а потом и Европейского Космического Агентства (ESA) в Российском Центре подготовки космонавтов.

Доктор наук. Герой Советского Союза. Кавалер ордена Ленина. Герой ГДР. Кавалер ордена Карла Маркса (ГДР).  Почетный гражданин объединенного Берлина. Автор книги Освоение космического пространства.

 В сентябре 1978 года состоялся международный космический полет советского космонавта Валерия Быковского и гражданина бывшей ГДР Зигмунда Йена.

С тех пор прошло много лет. Нет больше СССР, нет и ГДР. Снесли Берлинскую стену, разделявшую Восток и Запад. Многое изменилось в жизни жителей Германии. В космосе уже побывал десяток немецких астронавтов. Но Зигмунд Йен навсегда останется Первым. Первым немцем, шагнувшим во Вселенную. 

Сегодня Герой бывшей ГДР наслаждается заслуженным отдыхом на собственной вилле в Штраусберге, с супругой Эрикой воспитывает внуков, увлеченно занимается садоводством. 

Тем не менее, интерес прессы к персоне немецкого космического пионера не иссякает. Новому его всплеску послужил выход на экраны культового немецкого фильма Гуд бай, Ленин!, одним из персонажей которого является Зигмунд Йен, бывший космонавт, ныне таксист, которому предлагают занять пост Эриха Хонеккера.

Об этом фильме и о многом другом мы беседуем с господином Йеном в день его возвращения из Москвы, где он вместе со своими звездными братьями отмечал День космонавтики.  

  - Зигмунд, на старонемецком Ваше имя означает хранитель победы. Значит, Вам на роду написано побеждать?

- Наверное. Несколько раз мне повезло очень сильно. Впервые - когда из большого количества претендентов я был отобран в международный экипаж к Валерию Быковскому.

 -Не испортились ли ваши отношения с Эберхардом Кельнером, когда на финишной прямой выяснилось, что полетит не он, а Вы?

- С самого начала нам обоим было понятно, что для немецкого космонавта-исследователя в корабле есть только одно место, и что один из нас обязательно отсеется. Окончательное решение принимали не мы, а серьезная комиссия. Так вышло, что мне повезло больше. Мы с Эберхардом вместе учились в Монинской академии и регулярно общаемся на ежегодной встрече ее выпускников. У нас - очень теплые отношения.

 - После Вашего приземления все средства массовой информации оптимистично сообщили, что международный экипаж, выполнив программу, успешно возвратился на Землю. И только много лет спустя стало известно, насколько успешным было это возвращение. Расскажите, что за ЧП произошло с кораблем при приземлении.

- На самом деле никакого ЧП не было. Его придумали падкие на сенсации журналисты, которым всегда больше нравится когда что- то не ладится. У нас же просто получилась жесткая посадка. Дул сильный ветер, из-за чего парашют не позволил нам мягко лечь на землю и поднял вверх еще раз. После этого скачка спускаемый аппарат пару раз перевернулся и завалился на бок. Тем не менее, все это не выходило за рамки штатной ситуации.

 - Ситуация была настолько штатной, что при медицинском обследовании выяснилось, что у Вас непорядок с позвоночником и наступила частичная утрата трудоспособности!

- Все не так драматично. Я ведь после этого еще много летал на МиГ- 21, а у летчиков- истребителей рано или поздно начинаются проблемы с позвоночником. Это- наша профессиональная болезнь.

 – В ГДР Вы являлись культовой фигурой. Сейчас этого нет. Тяжело было перестроиться?

- Начнем с того, что я никогда не был культовой фигурой…

 - Бросьте, Зигмунд! Вы не вылезали из президиумов, Вас бесконечно принимали в почетные пионеры и комсомольцы, Вы везде были свадебным генералом, давали различные интервью, Ваши портреты украшали обложки газет и журналов. Одним словом, Вы были самой настоящей VIP- персоной.

-Ну да. Но это ведь не мой личный почет, а той номинальной фигуры в форме с Золотой звездой на кителе.

 - Вы ее до сих пор носите?

- По особо торжественным случаям. Несколько лет назад надевал ее на встречу с Президентом России Владимиром Путиным, когда он приезжал в Берлин.

 - А как насчет узнавания на улице?

- На Западе страны меня не знают, а вот на Востоке бывает и узнают, особенно женщины моего возраста. Порой просят автограф. До сих пор еще получаю письма, правда, больше от коллекционеров автографов, которые просят меня, чтобы я взял их у своих российских коллег- космонавтов.

 - Как-то в одном интервью Вы признались, что выпивали на орбитальной станции Салют- 6 вместе с Быковским, Коваленком и Иванченковым. Не могу не полюбопытствовать: как вам удалось пронести на борт спиртное?

- В космический корабль нам положили несколько тюбиков с наклейками Сок смородиновый, которые на самом деле были заполнены коньяком. Делалось это неофициально. Начальство особо не придиралось. Что может случиться от 200 граммов на четверых здоровых мужиков? Разве такой дозой напьешься? Одним словом, слегка подняли себе настроение в День металлурга.

 -Знаю, что Вы любите советский кинематограф. Какой из наших фильмов является для Вас любимым? Небось, Белое солнце пустыни, которое наши космонавты засмотрели до дыр?

- Хороший фильм, не спорю. Но мне больше по душе Летят журавли и экранизация шолоховского Тихого Дона.

 -Кстати, о русской литературе, которую Вы читаете в подлиннике. Какую последнюю книгу наших писателей Вы держали в руках?

- Роман Константина Симонова Живые и мертвые.

 -Сколько времени в году Вы проводите в России?

-У меня в Звездном городке есть квартира. Раньше я проводил там большую часть своей жизни, изредка наведываясь в Германию. Сейчас бываю в России реже. Когда мне исполнилось 65, я решил, что пора уже и отдохнуть. Руководство заявило, что отпустит меня только в случае, если я найду себе достойную замену. И я нашел. Формально представителем Кельнского центра астронавтов (European Space Agency) пока являюсь я, но основную работу делает Юрий Каргаполов.

 -Расскажите о движении Живой пояс планеты, в котором Вы приняли активное участие.

- Идея этого проекта зародилась в Эвенкии, где я с другими космонавтами был в экологической экспедиции. Заключается она в отделении неприкосновенной части земли от эксплуатируемой и создании здоровых участков, которые со временем могут помочь выздороветь больным. Каждый из участников экспедиции пообещал на своих частных земельных участках не трогать определенный кусочек. У меня, например, имеется 1600 квадратных метров. Мы с моими домочадцами условно выделили из них две сотки под живой пояс. Они являются маленьким заповедником, куда не ступает нога человека. Там, в Эвенкии имеются сказочные места, и их стоит охранять для будущих поколений Может, действительно так, по клочкам, и создадим "Живой пояс планеты". А для моего любимого хобби- садоводства- места на вилле вполне достаточно.

 - В прессе я читала, что у Вас не менее двухсот пород деревьев.  Мои коллеги не переврали цифру?

- А Вы приезжайте на нашу дачу в Моргенрёте- Раутенкранц, сами увидите. Красота необыкновенная! У меня там одних елей- более десяти разновидностей и сосен столько же. А саженцы кедров я привез из того самого района, где когда-то упал Тунгусский метеорит.

Есть несколько разновидностей клена. А здесь, в Штраусберге, растет слива, вишня, черешня, пять сортов яблонь. Яблони- ваши землячки. Мне саженцы подарили на Украине. Одним словом, садоводство- моя страсть. Обожаю зарываться в землю.

 -Вы живете на берегу озера и, говорят, моржуете.

- Не моржую уже лет десять. Возраст не тот, и проблемы со спиной не позволяют. А вот при терпимой температуре утречком переплываю озеро пару раз. 

 - Вижу, весь Ваш дом увешан охотничьими трофеями. Одних рогов оленьих штук…

-…двадцать. Это  -старые трофеи. Там, где я родился, водилось много оленей. Был в моей жизни период, когда, узнав из газет о моем хобби, люди часто меня приглашали на охоту. Я не раз ходил и на кабана. Но это, к радости моей супруги, уже позади.

 -Почти полвека Вы женаты на одной и той же женщине. Не устали друг от друга?

-В связи с этим я вспоминаю услышанный в Москве анекдот. Журналист спрашивает на золотой свадьбе у пожилого супруга: Неужели за 50 лет вам ни разу не хотелось развестись с вашей женой?. - Развестись- нет, а убить хотелось не раз.

А если серьезно, то раньше многие так жили, как мы с Эрикой. И это, я думаю, правильно. Нынче в моде  легкомысленные отношения: сплошные бой-френды, смена партнеров, хоть это и можно еще понять. А вот нежелание вступать в брак и ответственно относиться к воспитанию и выращиванию детей пагубно сказывается на следующем поколении.

 -Чем занимаются ваши дочери?

- Старшая, Марина,- мать троих ребят, по профессии секретарь- делопроизводитель.

 Младшая, Грит, работает анестезиологом. Медицинское образование она получила в Москве. У нее- двое детей. Таким образом, я- дед пяти внуков.

 -Кто-нибудь из них в летчики подался?

-Только самый старший, 27-летний Даниэль. Он- старший лейтенант авиации.

 - Знаю, что Ваша супруга готовит для Вас русские блюда.

- Эрика научилась в Звездном городке лепить пельмени и делать солянку. Это- мои любимые русские кушанья, и, когда мы ждем дорогих гостей, она всегда их готовит.

 - Если позволите, Зигмунд, задам щекотливый вопрос: Как вы относитесь к упрекам в свой адрес за то, что поддержали материально Эриха Хонеккера, оплатив ему поездку в Чили?

- Я не оплачивал поездку, а принял участие в сборе средств, который проводил  Комитет солидарности. А вообще, я всегда поступаю так, как считаю нужным. И мне обидно, что и Горбачев, и Ельцин бросили на произвол судьбы человека, посвятившего всю свою жизнь дружбе с СССР.

В газетах в то время писали, что у Хонеккера имеются счета в Швейцарском банке и парк из 24-х автомобилей. Какой бред! У него даже не было средств на поездку в Чили (он уже тогда был тяжело больным). Очень поддержали Эриха и ребята из Чили, получившие в ГДР высшее образование и ставшие со временем у себя в стране очень влиятельными чиновниками. На мой взгляд, Эрих Хонеккер был честным и очень порядочным человеком.  

 - Журнал Штерн опубликовал сенсационные данные социологического опроса. Оказывается, каждый пятый житель Германии выступает за восстановление Берлинской стены. Что Вы думаете по этому поводу?

-Чепуха! Всем понятно, что такая стена не могла бы вечно существовать. Она ушла в историю, и не стоит уже восстанавливать ни ее, ни ГДР. Я- человек военный и очень хорошо представляю, что было бы, если бы противоборствующие военные блоки продолжали вести друг против друга  войну. От Германии бы ничего не осталось. Сейчас мы отошли от этой опасности. Так что, все, что ни делается- к лучшему.

А то, что многие жители новых земель остальгируют, это понятно. Многие ведь ждали от объединения, что будут работать, как на Востоке, а жить, как на Западе: ездить на Мерседесах, а не на Трабантах, есть бананы, путешествовать по миру, как весси два раза в год. А вышло по- другому.

 - Как Вы оцениваете фильм Гуд бай, Ленин!, получивший приз на Берлинале и девять наград Национального киноконкурса?

-На твердую четверку по русской шкале. Мне понравилось, что более или менее реально была показана ситуация на Востоке страны в первые годы объединения, когда весси брюзжали, что должны теперь из-за восточных земель нести финансовые убытки.

 - Согласитесь, что брюзжат весси небезосновательно, ведь именно им приходится платить за воссоединение. 116 миллиардов евро в год, расходуемых федеральным правительством на поддержку осси, это совсем немало.

- Конечно, после того, как все сломано, надо строить новое. Подавляющая масса народа бывшей ГДР ликовала при получении марок ФРГ, не предполагая, что вскоре потеряет надежные рабочие места. Отсюда и тоска по прошлому, так хорошо показанная Вольфгангом Беккером в фильме Гуд бай, Ленин!. Кстати, он очень хотел, чтобы я сам сыграл себя в фильме, прислал мне сценарий, но я отказался.

 -Почему?

- Во-первых, я не комедиант, а офицер. Во- вторых, мне не понравились фокусы с тем, что я, по сценарию, должен заменить Хонеккера на его посту. В- третьих, был не в восторге от придумки, что я работаю таксистом.

 - А Вы, на самом деле, таксистом никогда не работали?

- Да бог с Вами! Это- фантазия в чистом виде. В 89-м году, когда распустили  армию ГДР, и весь командный состав оказался на улице, мне в очередной раз повезло: мои знания русского языка и контакты с командным составом Российского Центра подготовки космонавтов выручили. ФРГ как раз вела переговоры с Россией о полете в космос астронавта из ФРГ. Ко мне обратились из Кельнского центра космонавтики с просьбой поучаствовать и в этих переговорах, и в подготовке астронавта.  Так я стал работать в Москве сначала для Немецкого центра воздушных и космических полетов (DLR), а затем и для Европейского Космического Агентства (ESA).

 - Что Вы думаете об амбициозных планах американской администрации послать на Марс пилотируемую экспедицию, расходы на которую обойдутся США более чем в 200 миллиардов долларов.

- Когда-то человек все равно окажется на Марсе. Безусловно, это- очень дорого, но дешевле, чем вести войну, например, в Ираке. Это- очень смелый проект, но долгосрочный, десятилетия на три. А вот полеты на Луну- весьма близкое будущее. Что касается Марса, то уверен, что у России имеются аналогичные проекты и не удивлюсь, если россияне окажутся на Марсе раньше американцев.

 - Ну да, в России как раз пара сотен лишних миллиардов завалялась. И ей некуда их пристроить, окромя как в воздухтрест. Перед тем, как марсиан навещать, недурно было бы пенсионеров накормить, чтобы те не рылись в мусорниках.

 - Россия, по людским и природным ресурсам является самой богатой страной  мира. Просто ей надо жестче контролировать своих миллиардеров, держащих капиталы в заграничных банках. Если истинные доходы скрываются, налоги не платятся, откуда брать деньги на приличные пенсии?

 -Кстати, о пенсиях. Вы, Зигмунд, получаете генерал- майорскую?

- Как бы не так! Поскольку мы не считаемся офицерами Бундесвера, то даже сравниться не можем с ними в пенсионном плане. Я, правда, в отличие от моих коллег, не бедствую. Нормальный материальный уровень поддерживаю благодаря тому, что все годы проработал в России.

Я вообще люблю русских людей, русскую культуру. Горжусь тем, что получил в России академическое образование, сотрудничал с российскими звездными братьями и сейчас поддерживаю с ними дружеские отношения.

А российским иммигрантам хочу посоветовать: как бы вам ни было хорошо на чужбине, никогда не говорите плохо о своей земле. Любите свою родину, не забывайте ее. Она того стоит.