Home
über mich
Kontakt
Presse
Fotoarchiv
Archiv Publikaziy
Links
Reserve

Анатомия нравственного падения

 

 

 

Недавно в мои руки попал роман Иуда, книга одной из самых популярных писательниц русскоязычной Германии Татьяны Окоменюк  Сразу пахнуло публикациями Юности середины восьмидесятых, когда в печати появились первые произведения о реальной жизни. Перед нашими глазами проходит жизнь этакого Клима Самгина второй половины двадцатого века. Зовут его Иннокентий Юдин. Он – москвич, выпускник Литературного института, журналист, писатель, лауреат престижных литературных премий.

Для советского времени, - а именно туда уводит читателя автор, - жизнь Иннокентия, что называется, удалась: есть шикарная квартира в центре столицы, все блага, прилагающиеся к лауреатству, поездки заграницу, читательское признание… Но какой ценой достиг всего этого наш инженер человеческих душ? Благополучие мужчины зиждется на лицемерии, предательстве, эгоизме и эксплуатации чужого труда.

Испытываешь ужас, наблюдая за Юдиным, который движется по жизни как асфальтовый каток, оставляя за собой идеально ровную поверхность. Вокруг него творится страшное. Нет, сам он не размахивает топором и не орудует удавкой. Но разве бездействие – не соучастие в убийстве? А слово, которое, порой, страшнее выстрела в упор? А равнодушие?

Как кукушонок в чужом гнезде, герой романа без устали устраняет конкурентов. Ненавидит тех, кто красив, одарен, успешен. Кто, хоть в чем-то его превосходит. Кешка тихонько выталкивает их  из гнезда, в которое сам попал по чистой случайности. Желание устранить всех, кто ему мешает, заставляет парня совершать подлые поступки, итогом которых становится гибель людей, встретившихся на его пути.

Забыв о патриотизме, который он проповедовал в своих книгах, Юдин уезжает в сытую и благополучную Германию, отправив свою мать в дом престарелых. И жить бы ему там да жить, но сколь веревочка не вейся, а совьешься ты в петлю… Ожидать раскаяния от антигероя не приходится. Маленький мерзавец вырастает в большого подлеца, умело подстраивающегося под любую ситуацию. А коль чуда не происходит, и Юдин не становится Человеком, его биография подходит к закономерному  концу.

Роман задевает за живое, ибо в нем есть все химические элементы, из которых состоит хорошая художественная литература: прозрачная композиция, живые запоминающиеся образы, тонкий психологизм, внимание к деталям быта героев, хорошее знание человеческой психологии, отсутствие ложных патетики и морализаторства.

Одним из несомненных достоинств Иуды является язык талантливого рассказчика. В романе нет словесных зарослей, несмотря на большое количество персонажей. Произведение читается легко, на одном дыхании. Реальность описываемых событий не вызывает сомнений. Картинки хорошо узнаваемы, советская действительность выписана очень фактурно.

Автор создал кинематографический по динамике и визуальности типажей портрет времени. Уверен, что роман Иуда придется по душе всем тем, кого трогают реалистичные жизненные драмы, пронизанные глубоким психологизмом.

 

                                                                                              Натан Шапиро, лит. критик